Омар Хайям о вине

Этой чаше рассудок хвалу воздает,
С ней влюбленный целуется ночь напролет.
А безумный гончар столь изящную чашу
Создает и об землю без жалости бьет!

Чуть ясной синевой взыграет день в окне,
Прозрачного вина желанна влага мне.
Раз принято считать, что истина горька,
Я вывод делаю, что истина - вине.

Пусть хитрецы, сговорясь заодно,
Осуждают вино, дескать, вредно оно.
Если душу отмыть свою хочешь и тело -
Чаще слушай стихи, попивая вино.

Скорей приди, исполненная чар,
Развей печаль, вдохни сердечный жар!
Налей кувшин вина, пока в кувшины
Наш прах еще не превратил гончар.

Запрет вина - закон, считающийся с тем,
Кем пьется, и когда, и много ли, и с кем.
Когда соблюдены все эти оговорки,
Пить - признак мудрости, а не порок совсем.

Растить в душе побег унынья - преступленье,
Пока не прочтена вся книга наслажденья.
Лови же радости и жадно пей вино:
Жизнь коротка, увы! Летят ее мгновенья.

Семи и четырех ты - произвол,
Семью и четырьмя себя извел.
Пей, друг, вино! Ведь сотни раз твердили:
Возврата нету: коль ушел - ушел.

Мне чаша чистого вина всегда желанна,
И стоны нежных флейт я б слушал неустанно.
Когда гончар мой прах преобразит в кувшин,
Пускай наполненным он будет постоянно.

Кто за чашей сидит и души не щадит,
Кто молитвы твердит и на Мекку глядит, -
Все они, пребывая в неведенье, дремлют,
И Один лишь - за миропорядком следит.

Вина не пьющий, воздержись хотя б
Кичиться силой, перед тем, кто слаб.
Не лицемерь, ты в сотне дел повинен,
Пред коими вино - лишь малый раб.

Достав вина два мана, не жалей, -
Сам пей и вдоволь угощай друзей.
Ведь не нуждается Создатель мира
В твоих усах и в бороде моей.

Опять, как в пору юности моей,
Наполню чашу, ибо счастье в ней.
Не удивляйтесь, что горчит вино,
В нем горечь всех моих минувших дней.

Что за утро! Налей-ка, не мешкая, мне,
Что там с ночи в кувшине осталось на дне.
Прелесть этого утра душою почувствуй -
Завтра станешь бесчувственным камнем в стене.

Когда фиалки льют благоуханье
И веет ветра вешнего дыханье,
Мудрец - кто пьет с возлюбленной вино,
Разбив о камень чашу покаянья.

Мне трезвый день - для радости преграда
A хмель туманит разум, вот досада!
Меж трезвостью и хмелем состоянье -
Вот сердца несравненная отрада!

Дух мой чистый, ты гость в моем теле земном!
Я с утра подкреплю тебя чистым вином,
Чтобы ты не томился в обители праха,
До того, как проститься со мной перед сном.

Родник живительный сокрыт в бутоне губ твоих,
Чужая чаша пусть вовек не тронет губ твоих...
Кувшин, что след от них хранит, я осушу до дна.
Вино все может заменить... Все, кроме губ твоих!

Виночерпий, опять моя чаша пуста!
Чистой влаги иссохшие жаждут уста,
Ибо друга иного у нас не осталось,
У которого совесть была бы чиста.

Разве суетность мира тебе не смешна?
Что нам битый кувшин, если чаша полна?!
В сердце - зелье тоски, исцеленье - в бутыли,
Горе тем, кто ее не осушит до дна!

Лучше пить и веселых красавиц ласкать,
Чем в постах и молитвах спасенья искать.
Если место в аду для влюбленных и пьяниц,
То кого же прикажете в рай допускать?

Когда вырвут без жалости жизни побег,
Когда тело во прах превратится навек -
Пусть из этого праха кувшин изготовят
И наполнят вином: оживет человек!

Моей руке держать кувшин - отрада;
Священных свитков ей касаться и не надо:
Я от вина промок; не мне, ханжа сухой,
Не мне, а вот тебе опасно пламя ада.

Я, шатаясь, спускался вчера в погребок.
Пьяный старец подняться оттуда не мог.
"И не стыдно тебе, старику, напиваться?"
Я спросил. Он ответил: "Помилует бог!"

Я болен, духовный недуг мое тело томит,
Отказ от вина мне воистину смертью грозит.
И странно, что сколько я не пил лекарств и бальзамов -
Все вредно мне! Только одно лишь вино не вредит.

Бокала полного веселый вид мне люб,
Звук арф, что жалобно притом звенит, мне люб.
Ханжа, которому чужда отрада хмеля,
Когда он за сто верст, горами скрыт, - мне люб.

Метнул рассвет на кровли сноп огня
И кинул в кубок шар владыки дня.
Пригубь вино! Звучит в лучах рассвета
Призыв любви, вселенную пьяня.

Покуда рок не принялся за нас,
Нальем вина и выпьем в добрый час!
Неумолимо кружит звездный купол,
Глядишь, воды - и той глотнуть не даст.

Сад цветущий, подруга и чаша с вином -
Вот мой рай. Не хочу очутиться в ином.
Да никто и не видел небесного рая!
Так что будем пока утешаться в земном.

Поменьше размышляй о зле судьбины нашей,
С утра до вечера не расставайся с чашей,
К запретной дочери лозы присядь - она
Своей дозволенной родительницы краше.

Нищий мнит себя шахом, напившись вина,
Львом лисица становится, если пьяна.
Захмелевшая старость беспечна, как юность,
Опьяневшая юность, как старость, умна.

Виночерпий нас видит с тобою насквозь,
Перед ним своей знатностью хвастаться брось.
Как обычай велит, выпей полную чашу -
И в застольное братство поверишь небось.

Мы в наперсниках были у чаши вина -
И в свиданиях тайна была нам нужна -
Как боялись в поступках себя опозорить!
Опозорены ныне - молва не страшна!

Дай кувшин вина и чашу, о, любимая моя,
Сядем на лугу с тобою и на берегу ручья!
Небо множество красавиц, от начала бытия,
Превратило, друг мой, в чаши и в кувшины - знаю я.

Вот в чаше бессмертья вино, - выпей его!
Веселье в нем растворено, - выпей его!
Гортань, как огонь, обжигает, но горе смывает
Живою водою оно, - выпей его!

Чтоб безмерную радость дарило вино,
Чашу вечно в руках мне держать суждено!
Не смотри лишь на то, чем рука обладает,
И взгляни же, как мною владеет оно!

Так как смерть все равно мне пощады не даст -
Пусть мне чашу вина виночерпий подаст!
Так как жизнь коротка в этом временном мире,
Скорбь для смертного сердца - ненужный балласт.

Месяц Дей уступает цветущей весне,
Книга жизни подходит к концу в тишине.
Пей вино, не горюй! Огорчения мира -
Яд смертельный, а противоядье в вине.

Наполнив жизнь соблазном ярких дней,
Наполнив чашу пламенем страстей,
Бог отреченья требует? Вот чаша,
Она полна. Нагни и не пролей!

Все, что видишь ты, - видимость только одна,
Только форма - а суть никому не видна.
Смысла этих картинок понять не пытайся -
Сядь спокойно в сторонке и выпей вина!

Говорят, что я пьянствовать вечно готов, - я таков.
Что я ринд и что идолов чту как богов, - я таков.
Каждый пусть полагает по-своему, спорить не буду.
Знаю лучше их сам про себя, я каков, - я таков.

Упреков не боюсь, не опустел карман,
Но все же прочь вино и в сторону стакан.
Я пил всегда вино - искал услады сердцу,
Зачем мне пить теперь, когда тобою пьян!

Твои дары, о жизнь, - унынье и туга,
Хмельная чаша лишь одна нам дорога.
Вино ведь - мира кровь, а мир - наш кровопийца.
Так как же нам не пить кровь кровного врага!

Дай мне влаги хмельной, укрепляющей дух,
Пусть я пьяным напился и взор мой потух.
Дай мне чашу вина! Ибо мир этот - сказка,
Ибо жизнь - словно ветер, а мы - словно пух...

Мы были каплей и от жара страсти
Явились в мире - не по нашей власти,
И если завтра вихрь развеет нас,
Найди хоть в чаше винной отблеск счастья.

Виночерпий, бездонный кувшин приготовь!
Пусть без устали хлещет из горлышка кровь.
Эта влага мне стала единственным другом,
Ибо все изменили - и друг, и любовь.

Да пребудет вино неразлучно с тобой!
Пей с любою подругой из чаши любой
Виноградную кровь, ибо в черную глину
Превращает людей небосвод голубой.

Так как разум у нас в невысокой цене,
Так как только дурак безмятежен вполне -
Утоплю-ка остаток рассудка в вине:
Может статься, судьба улыбнется и мне!

Не осталось мужей, коих мог уважать.
Лишь вино продолжает меня ублажать.
Не отдергивай руку от ручки кувшинной,
Если в старости некому руку пожать.

Влагу доброй лозы - ведь невинна она! - не пролей!
Ничего, кроме крови святоши-лгуна, - не пролей!
Кровь двух тысяч тупых лицемеров пролей, если хочешь,
Об одном умоляю: и капли вина - не пролей!

Виночерпий! Расплавленный лал принеси,
Луноликая! В кубок уста погрузи,
Ибо жаркие губы любимой и кубок
С этой огненной влагою - в кровной связи.

Те, кому была жизнь полной мерой дана,
Одурманены хмелем любви и вина.
Уронив недопитую чашу восторга,
Спят вповалку в объятиях вечного сна.

Пью не ради запретной любви к питию,
И не ради веселья душевного пью,
Пью вино потому, что хочу позабыться,
Мир забыть и несчастную долю свою.

Вино не только друг - вино мудрец:
С ним разногласьям, ересям - конец!
Вино - алхимик: превращает разом
В пыль золотую жизненный свинец.

Для тех, кому познанье тайн дано,
И радость, и печаль - не все ль равно?
Но коль добро и зло пройдут бесследно,
Плачь, если хочешь, - или пей вино.

Пей с мудрой старостью златоречивой,
Пей с юностью улыбчиво красивой.
Пей, друг, но не кричи о том, что пьешь,
Пей изредка и тайно - в миг счастливый.

Хочешь - пей, но рассудка спьяна не теряй,
Чувства меры спьяна, старина, не теряй.
Берегись оскорбить благородного спьяну.
Дружбу мудрых за чашей вина не теряй.

Не запретна лишь с мудрыми чаша для нас
Или с милым кумиром в назначенный час.
И о том, сколько выпил, поменьше болтай,
Пей немного. Пей изредка. Не напоказ.

Испивши вина среди нас, и гордец бы смягчился,
Я видел, как узел тугой от вина распустился,
И если бы выпил вина ненавистник Иблис
Две тысячи раз Человеку бы он поклонился.

Дай вина! Здесь не место пустым словесам.
Поцелуи любимой - мой хлеб и бальзам.
Губы пылкой возлюбленной - винного цвета,
Буйство страсти подобно ее волосам.

Рай здесь нашел, за чашею вина, я
Средь роз, близ милой от любви сгорая.
Что слушать толки нам про ад и рай!
Кто видел ад? Вернулся кто из рая?

Не помилует время. Зачем горевать?
Кровью плакать и сердце тоской надрывать?
Пей вино, постарайся забыть про печали,
Этот круг нам с тобой не дано разорвать.

Среди гурий прекрасных я пьян и влюблен
И вину отдаю благодарный поклон.
От оков бытия я сегодня свободен
И блажен, словно в высший чертог приглашен.

Что жизни караван! Он прочь уходит.
Нам счастья удержать невмочь - уходит.
О нас ты не печалься, виночерпий,
Скорей наполни чашу - ночь уходит.

Из сиреневой тучи на зелень равнин
Целый день осыпается белый жасмин.
Наливаю подобную лилии чашу
Чистым розовым пламенем - лучшим из вин.

Тужить о чем? Не все ли мне равно,
Прожить в нужде ли, в холе мне дано.
Наполню чашу! Ведь любому вздоху,
Быть может, стать последним суждено.

Над краем чаши мы намазы совершаем,
Вином пурпуровым свой дух мы возвышаем;
Часы, что без толку в мечетях провели,
Отныне в кабаке наверстывать решаем.

Нежным женским лицом и зеленой травой
Буду я наслаждаться, покуда живой.
Пил вино, пью вино и, наверное, буду
Пить вино до минуты своей роковой.

Мы чашей весом в ман печаль сердец убьем,
Обогатим себя кувшинами с вином.
Трикраты дав развод сознанью, званью, вере,
На дочери лозы мы женимся потом.

Описание

Советуем прочесть:

Омар Хайям достаточно лояльно относился к тому, чтобы иногда насладиться хорошим и качественным вином. Напиток давно известный с древних времен, что будоражит душу и веселит сердце. Поэт явно знал толк в увеселениях. Омар Хайям очень часто упоминал о вине в своих четверостишьях и стихах, в контексте с женщинами, которые были так любимы этим замечательным человеком.